Июсзиль
Где нет любви, там царствует азарт.(с)
28.09.2011 в 12:30
Пишет Jeudi:

Кухня Дьявола
«Отряд 731» (яп. 731部隊 нанасанъити бутай) — специальный отряд японский вооруженных сил, занимался исследованиями в области биологического оружияс целью подготовки к ведению бактериологической войны,
опыты производились на живых людях (военнопленных, похищенных). Также
проводились опыты с целью установления количества времени, которое может
человек прожить под воздействием разных факторов (кипяток, высушивание,
лишение пищи, лишение воды, обмораживание, электроток, вивисекция людей и др.). Жертвы в отряд попадали вместе с членами семей (включая жён и детей). (с)

Цитаты.

 Какие процессы произойдут в организме человека, если ввести ему  в
вены воздух? То, что это влечет за собой смерть, было известно. Но
сотрудников отряда интересовали процессы, происходящие до наступления
конвульсий.

Через какое время наступит смерть, если "бревно" подвесить вниз
головой? Какие изменения происходят при этом в различных частях тела?
Проводились и такие опыты: "бревен" помещали в большую центрифугу и вращали
с огромной скоростью до тех пор, пока не наступала смерть.

Как отреагирует человеческий организм, если в почки ввести мочу
или кровь лошади? Проводились опыты по замене человеческой крови кровью
обезьян или лошадей. Выяснялось, какое количество крови можно выкачать из
одного "бревна". Кровь выкачивали с помощью насоса. Из человека в
буквальном смысле выжимали все.

«Что будет, если легкие человека заполнить большим количеством
дыма? Что будет, если дым заменить ядовитым газом? Какие изменения
произойдут, если ввести в желудок живого человека ядовитый газ или гниющую
ткань? Такие эксперименты, сама мысль о которых противоестественна
нормальному человеку и должна быть отвергнута как античеловеческая, с
холодной расчетливостью осуществлялись в "отряде 731". Здесь проводилось и
многочасовое облучение живого человека рентгеновскими лучами с целью
исследовать их разрушающее действие на печень. Ставились и совершенно
бессмысленные с точки зрения медицины опыты.»

 "Бревна" -  это пленные,  находившиеся в  "отряде 731".
 "Бревнам" не  нужны были  человеческие имена.  Всем пленным отряда
давали трехзначные номера, в соответствии с которыми их распределяли по
оперативным исследовательским группам в качестве материала для опытов."

"Мы  считали,  что  "бревна"  не  люди,  что они даже ниже скотов.
Среди работавших в отряде ученых и исследователей не было никого, кто хотя
бы сколько-нибудь сочувствовал "бревнам". Все: и военнослужащие, и
вольнонаемные отряда - считали, что истребление "бревен" - дело совершенно
естественное".
 «На полках,  расположенных в  два или  три ряда  вдоль стен, стояли
наполненные формалином стеклянные сосуды диаметром 45 и высотой 60
сантиметров. В формалиновом растворе находились человеческие головы...

Головы с раздробленным, как гранатовый плод, лицом.

Головы, разрубленные на две части от темени до уха.

Головы распиленные, с обнажившимся мозгом.

Головы с разложившимся лицом, на котором невозможно распознать ни
глаз, ни носа, ни рта.

Головы с широко открытым ртом, с красными, синими, черными
пятнами на коже.

Китайцы, монголы, русские...

Головы людей разных рас, мужчин и женщин, старых и молодых,
смотрели из коричневатого формалинового раствора на вошедшего в комнату и
обращались к нему с немым вопросом: "Почему мы здесь?"»


 "...Когда я зашел  в лабораторию тюрьмы,  там на длинной  скамейке
сидело пять подопытных китайцев, у двоих из этих китайцев совсем не было
пальцев, руки у них были черные, а у троих - виднелись кости. Пальцы хотя и
были, но оставались одни кости. Как я узнал со слов Иосимура, это
получилось у них в результате опытов по обмораживанию"

«Для  размножения  чумных  блох  требовались  в  большом количестве
крысы. Крысам прививали чуму и помещали по одной или по две на дно
металлической банки. Грызунов закрепляли особыми фиксаторами, чтобы они не
могли двигаться. Затем туда пускали блох и давали им возможность
размножаться, высасывая кровь грызунов до тех пор, пока от последних не
оставались кожа да кости.

Высасывая кровь чумных крыс и согреваясь их теплом, блохи
размножались очень интенсивно.

В отряде имелось около четырех с половиной тысяч таких сосудов.
За два с небольшим месяца этим способом можно было "произвести" несколько
десятков килограммов чумных блох. Не тысячи и не десятки тысяч блох, а
десятки килограммов! Специалисты определили, что в 50 килограммах блох
насчитывается несколько десятков миллионов особей.»


Шведский стол.
Мальчик  сидел  на  корточках  в  углу  секционной,  как загнанный
зверек, а вокруг операционного стола стояли в белых халатах более десяти
сотрудников отряда, подняв кверху готовые к операции руки. Один из них
коротко приказал мальчику лечь на операционный стол.

Мальчик разделся, как ему было приказано, и лег на стол спиной.

Тотчас же на лицо ему наложили маску с хлороформом. С этого
момента он не ведал, что творят с его телом.

Когда наркоз окончательно подействовал, все тело мальчика
протерли спиртом. Один из опытных сотрудников группы Та-набэ, стоявших
вокруг стола, взял скальпель и приблизился к мальчику. Он вонзил скальпель
в грудную клетку и сделал разрез в форме латинской буквы Y. Обнажилась
белая жировая прослойка. В том месте, куда немедленно были наложены зажимы
Кохера, вскипали пузырьки крови. Вскрытие заживо началось.
Из тела мальчика  сотрудники ловкими натренированными  руками один
за другим вынимали внутренние органы: желудок, печень, почки, поджелудочную
железу, кишечник. Их разбирали и бросали в стоявшие здесь же ведра, а из
ведер тотчас же перекладывали в наполненные формалином стеклянные сосуды,
которые закрывались крышками.

Блестел скальпель, лопались пузырьки крови. Один из
вольнонаемных, искусно владеющий инструментом, быстро опустошил нижнюю
половину тела мальчика. Вынутые органы в формалиновом растворе еще
продолжали сокращаться.

"Смотрите! Да они еще живые!" - сказал кто-то.

После того как были вынуты внутренние органы, нетронутой осталась
только голова мальчика. Маленькая, коротко остриженная голова. Один из
сотрудников группы Минато закрепил ее на операционном столе. Затем
скальпелем сделал разрез от уха к носу. Когда кожа с головы была снята, в
ход пошла пила. В черепе было сделано треугольное отверстие, обнажился
мозг. Сотрудник отряда взял его рукой и быстрым движением опустил в сосуд с
формалином. На операционном столе осталось нечто, напоминавшее тело
мальчика,- опустошенный корпус и конечности.

Вскрытие закончилось.

"Унесите!"
 Это была даже не казнь.  Просто доставка мяса к столу  дьявольской
кухни.
 В стеклянных сосудах, которые  несли по коридору, обхватив  обеими
руками, сотрудники отряда, еще сокращались, образуя пузырьки воздуха,
внутренние органы мальчика. Эти довольно тяжелые сосуды служащие отряда
несли осторожно, напрягаясь всем телом.

Имя китайского мальчика, стоявшего на пороге своей юности, так же
как и имена многочисленных "бревен", осталось неизвестным. И он никогда не
узнает, почему его лишили жизни. Только короткий насильственный сон - и все
для него было кончено.

Обмерзшие тела...
Их надо рисовать.
Дрожит рука художника от страха.

Вот узника рука,
Чернея, отмерзает,
Отваливаясь месивом кровавым.

Рассек живое тело
Скальпель острый.
И стынет, запекаясь, кровь на нем.

Палящий летний зной,
Колонна заключенных;
Звон кандалов зловещий, стоны, плач.

"Бежим!" - звучит призыв,
Но выстрел раздается.
Освобождением от муки стала смерть.

"Долой империализм!" -
Так узники писали
Своею кровью на тюремных стенах.

В пылающем костре
Жгут трупы заключенных.
Все предают огню, чтоб замести следы.

Распятым на крестах
Подопытным отряда
Чумные блохи муки, смерть несут.

Кровавый дьявол
В облике врача
Вершил свои жестокие дела.

Огонь и взрывы.
Пала цитадель,
Где ненасытный дьявол зло творил.

В поту и грязи
Лица беглецов.
Составы мчатся по степи бескрайней.

Тоннели, перегоны,
Копоть, дым
И теснота товарного вагона.

Одно стремленье -
Скрыться, убежать.
Война проиграна. Стенанья, слезы.

Пересекли границу!
Облегченья вздох.
Усталые, утерли пот с лица.

Усевшись на земле,
В Пусане ночь,
В тревожных разговорах провели.

И вот уже видна
Родная сторона.
Залив Сэндзаки, зелень берегов.

На кладбище Тама
Безмолвный, безымянный
 Гранитный памятник таинственно стоит.


(с) Моримура Сэйити. Кухня дьявола



URL записи